Изменение личность при деменции – это всё ещё моя мама?

Содержание:

Никто не хочет столкнуться с деменцией у близкого человека. Поэтому очень часто первые признаки деменции у родственника стараются списать на возраст или временное недомогание. К чему ведет такое отношение к деменции, рассказывает дочь, которая слишком долго отрицала печальный диагноз.

Изменение личность при деменции – это всё ещё моя мама?

Первые симптомы деменции были едва уловимы и проявлялись редко. «Наверное, это просто возраст», — подумала я, когда начала замечать первые изменения. Именно тогда я вступила на путь отрицания маминой деменции, убеждая себя: то, что в действительности было признаками болезни, — лишь временные неприятности, и «в целом ничего страшного».

Однако со временем ухудшение ее состояния становилось всё более заметным.

Мама уже не могла справиться с привычными делами, которые прежде не вызывали у нее затруднений: ей всё сложнее давалось поддерживать общий разговор за обедом, она была не в состоянии сосредоточиться, выполняя простую работу по дому.

Например, убирая со стола после ужина, она могла оставить на нем грязные тарелки или забыть поставить остатки еды в холодильник, что было совсем на нее не похоже. И всё же я слышать не хотела о том, что это деменция. Ведь память у нее всё еще была неплохая!

Да, периодически кратковременная память подводила маму, зато она в мельчайших подробностях помнила давние эпизоды из своей жизни.

К тому же часто она с прежней охотой бралась за привычные дела, требующие большого внимания, и успешно с ними справлялась, могла легко поддержать беседу.

Но стоило мне в очередной раз вздохнуть с облегчением, как я замечала, что мама мучительно подбирает слова, пересказывая только что прочитанную в газете статью, путается и зацикливается на деталях, пытаясь сформулировать мысль.

Вначале маме удавалось компенсировать свою забывчивость: она то меняла тему разговора, то находила аналог забытому слову или ускользающей мысли. Замечая подобное, я убеждала себя, что это просто секундное помутнение: подумаешь, с кем не бывает! Но позже ей стало трудно смотреть телепередачи даже с самым простым сюжетом, следить за ходом событий и понимать происходящее.

Даже тогда я продолжала всё отрицать: «Мама просто устала». Или: «Наверное, у нее проблемы со слухом, вот она и не слышит телевизор». Я изо всех сил гнала от себя мысли о деменции и твердила, что это временное, нужно лишь немного подождать — и оно «само пройдет». В то же время меня преследовал мучительный страх перед новыми, уже неоспоримыми доказательствами болезни.

Почему мне было трудно поверить, что у мамы деменция

Здесь я хочу остановиться и пояснить, что осознание всей серьезности ситуации не стало для меня внезапным озарением. Полное отсутствие знаний о деменции долгое время не позволяло мне выйти из замкнутого круга.

Не способствовало пониманию и то, что мамина болезнь прогрессировала медленно и период ухудшения растянулся на несколько лет: сама эта длительность мешала мне осознать, что происходящее с мамой уже не объяснить «просто возрастом». Именно тот факт, что болезнь развивалась постепенно, не давал мне увидеть правду до тех пор, пока симптомы не стали очевидными.

Лишь спустя год я решила, что маме нужно проконсультироваться с врачом по поводу тревожных симптомов. Мы пришли на прием вместе, и обе выдохнули, услышав о «легком когнитивном расстройстве». Ведь «легкое когнитивное расстройство» — это совсем не так пугающе, как «Альцгеймер» или «деменция», правда?

Этот «безобидный» диагноз не заставил меня повышать собственную осведомленность о болезни, искать информацию, которая помогла бы мне избежать многих ошибок. Мне хотелось верить, что я смогу вылечить маму, остановить ухудшение или хотя бы притормозить его. Мне хотелось верить, что болезнь уйдет, маме станет лучше и я не останусь один на один с этим безжалостным зверем — деменцией

В действительности же всё это время я колебалась между принятием маминой болезни и самообманом. «Наблюдая» и «подмечая симптомы», я при этом старалась «исправить» их в своем воображении. Я пыталась помочь временными и совершенно неуместными способами: клеила для мамы записочки, напоминая ей о том, чего она не могла вспомнить сама, даже поправляла ее, когда она ошибалась в словах или фактах.

Конечно, постепенно жестокая реальность брала свое: ни записочки, ни напоминания, ни исправления, ни мои краткие визиты не могли остановить разрушительное действие болезни. Мама начинала страшно волноваться, когда я показывалась у нее на пороге, хотя всего за час до этого я предупреждала ее, что приду.

Она путалась в своих лекарствах, не принимала их вовремя или не принимала совсем. Она перестала регулярно мыться и менять одежду. У нее появились двигательные нарушения: ее походка стала шаркающей, она теряла равновесие, часто падала. Я замечала у нее синяки и ссадины, но она не знала, откуда они взялись, и не помнила, когда и где упала и падала ли вообще.

Изменение личность при деменции – это всё ещё моя мама?

Если бы я приняла деменцию с самого начала

Однажды поздно вечером мне позвонили соседи. Они увидели, что мама бродит туда-сюда в ночной рубашке возле въезда в гараж: было очевидно, что она совершенно потеряна. Стало вдруг предельно ясно, что ее нельзя оставлять одну, и я решила переехать к ней.

После того как я отважилась на этот непростой шаг, изменивший мою жизнь, пути назад уже не было. Я не могла больше отрицать очевидного — неправдоподобные попытки объяснить происходящее самой себе уже не скрывали страшной правды: это была деменция — неумолимо прогрессирующая и необратимая потеря когнитивных функций.

Когда симптомы снижения памяти стали настолько тяжелыми, что мама уже не могла обходиться без постоянного присмотра и ухода, — тогда и только тогда я приняла уже неоспоримый факт, что она больна деменцией!

Лишь тогда я перестала убегать от реальности и сумела увидеть то, что на самом деле имело значение.

Важно было не то, как звучал диагноз, и не то, чем были вызваны всё новые симптомы, а то, в каком состоянии в действительности находилась мама и с чем еще пока могла справляться.

Моей же задачей стало работать с происходящим в настоящий момент, при необходимости принимать меры и продумывать план эффективного ухода за ней.

Ключевыми стратегиями должны были стать следующие: быть рядом с мамой здесь и сейчас, обеспечивать ей физическую и психологическую поддержку и заботу, следить за ее безопасностью, облегчать наиболее тяжелые симптомы и корректировать сложности в поведении.

Оглядываясь назад, я с горечью признаю: если бы я с самого начала обладала достаточной информацией о деменции, то могла бы избавить себя — а главное, маму — от многих тягот и тревог на этом пути. Если бы я знала тогда то, что знаю теперь!

От отрицания деменции — к осведомленности

Людям свойственно не признавать то, что представляется им досадным или пугающим. Но если отрицание не дает нам посмотреть в лицо проблеме и принять меры для ее решения, то оно способно лишь навредить нам и нашим близким.

В большинстве стран мира существует проблема недостаточной информированности населения о деменции и недостаточного понимания ее специфики.

В результате деменция оказывается неподъемным грузом не только для самих больных, но также и для тех, кто ухаживает за ними, для их родных и для всего окружения.

В конечном счете отрицание лишь добавляет трудностей на пути как человека с диагнозом, так и тех, кто заботится о нем. Не признающие деменцию близкого человека часто слишком долго отказываются вмешаться, позволяя больным рисковать — например, водить машину, самостоятельно управлять своими финансами, — вместо того чтобы продумать юридическую и финансовую сторону оформления опеки.

Антидот к «отрицанию деменции» — это «осведомленность о деменции». Если ухаживающий имеет представление о деменции, то он понимает, что ему необходимо читать и больше узнавать о состоянии своего подопечного.

Такой ухаживающий, как правило, хорошо знаком и с изменчивыми симптомами, и с множеством форм недуга, и с механизмами адаптации, и с арсеналом ответных мер.

По-настоящему «осведомленный» о деменции ухаживающий ценит и принимает помощь, потому что знает: уход за больным деменцией — это марафон, для которого нужен изрядный запас сил.

Что важно в уходе за больным деменцией

Чтобы обеспечить больному деменцией правильный уход, необходимо придерживаться следующих принципов.

Ухаживающий обращается за медицинской помощью для больного. Игнорирование симптомов деменции мешает вовремя начать лечение и подобрать индивидуальную терапию.

Если результаты обследований показывают ранние стадии деменции или легкое когнитивное расстройство, это не означает, что ухаживающий и другие члены семьи могут считать, будто всё в порядке. Напротив, необходимо понимать, что ситуация достаточно серьезна и, вероятнее всего, будет ухудшаться.

Большинство препаратов, призванных облегчить симптомы деменции, более эффективны, если начать их прием на ранних стадиях заболевания, когда симптомы проявляются впервые.

Ухаживающий постоянно готов расширять свои знания о состоянии близкого с деменцией.

Даже если вы много узнали о деменции уже в самом начале, важно продолжать учиться и всегда быть на шаг впереди по мере того, как болезнь будет развиваться, отражаясь на возможностях вашего близкого человека.

Реальность такова, что в ходе развития болезни определение «нормы» придется постоянно пересматривать. Если не строить иллюзий и понимать, что изменения неизбежны, вам будет легче адаптироваться к новым обстоятельствам и менять подходы к лечению.

Ухаживающий не замыкается в себе, и его поддерживают на протяжении всего пути. Очень важно не оставаться в одиночестве и иметь возможность получить помощь от семьи, друзей, соседей, в группах поддержки для ухаживающих. Больному нужна поддержка всего сообщества, а не только опекуна.

Иметь представление о том, что такое деменция, нужно не только семье больного или профессиональному ухаживающему, но и тем, кого данная проблема пока не коснулась. Уже сейчас миллионы американцев столкнулись с деменцией, и, по прогнозам, это число в ближайшие десятилетия будет стремительно расти.

Источник: https://www.7ya.ru/article/Ya-dolgo-ne-verila-chto-u-mamy-demenciya-dumala-jeto-prosto-vozrast/

«Даже если мама не помнит, кто она и какой век на дворе, не заблуждайтесь: она все чувствует». Как помочь родителям с деменцией

Два года назад Любовь Аркус похоронила свою маму, которая болела сосудистой деменцией. На своей странице в Фейсбуке она рассказала, что было важно во время болезни мамы.

После того, как я написала про маму, у меня обрушилась личка: написал один знакомый человек и много-много незнакомых. Кто со своими историями про ушедших мам, но больше с вопросами и просьбами совета — как быть с этой болезнью.

У мамы была сосудистая деменция (не болезнь Альцгеймера, про это я ничего не знаю).

Мы с доктором Либиным потом долго анализировали, когда она началась, и поняли, что давно, очень давно, когда мама была если не молодой, то совсем еще не старой женщиной.

Я решила написать о своем опыте, он может пригодиться другим. Это был трудный опыт, и я буду рада, если кто-то избежит моих ошибок и долгого непонимания

1. Увидеть симптомы.

При каких проявлениях бить тревогу.

  • если вы видите, что появились какие-то повторяющиеся тревожные идеи (кто-то украл пенсию, кто-то хочет причинить зло),
  • если по кругу рассказывается одна и та же история многократно, обрастая все более недостоверными подробностями и постепенно превращаясь в абсурд
  • если круг привычных занятий постепенно сужается, происходит постепенный отказ от какой-либо деятельности, включая чтение, слушание радио, просмотры фильмов, пасьянс, книги
  • если любая размолвка превращается в рыдания или скандал, а поводы для этого находятся «из воздуха»
  • если ассортимент историй, которые рассказываются друзьям, гостям, по телефону или соседям сужается до нескольких, и они начинают напоминать «пластинки»
  • если вы начинаете находить по всему дому листочки, на которых записаны даты дней рождения, название книги и автора, обрывки стихотворений, какие-то факты, например, «мы жили во Львове на улице Григоровича»

2. Нужен диагноз

Самое первое и главное: нужен диагноз. Нет диагноза – нет проблемы как будто бы. Это самая опасная ловушка. Ведь не онкология, не глаукома, время терпит? А оно не терпит.

Во-первых, не зная о болезни, вы можете принять ее проявления как изменения характера, и будете реагировать неадекватно. Еще найдутся такие горе-врачи, которые расскажут вам о возрастной истерии. И горе-психологи, они расскажут о «токсичности» мамы, которая усиливается с возрастом; будут советовать «сохранять свои границы» и «прорабатывать детские травмы».

Когда у вас есть диагноз, это значит, что по меньшей мере вы понимаете, что происходит: есть мама и есть ее болезнь, это разное.

3. Найти врача.

Это очень трудно. Наш геронтолог Михаил Сергеевич, который наладил давление, подобрал терапию для суставов, приводил прекрасных ревматологов, кардиологов и прочих специалистов, говорил: «по моей части все в пределах возрастной нормы, а по части основного заболевания, я ничем не могу вам помочь».

В самые тяжелые годы, когда изменения уже были необратимыми, а я не понимала, что происходит, приходили врачи-психиатры, которые говорили: «это характер, который стал болезнью. В старости так бывает». Но у моей мамы совершенно не было такого характера! «Это вам так казалось, вы по молодости не замечали».

Поскольку за все годы у нас было два хороших врача (один из них выдающийся) — я вам сейчас назову главное отличительное свойство хорошего доктора от не-доктора.

Хороший доктор разговаривает с мамой уважительно и подробно. Потом с вами – подробно. Назначает обследование, которое в обязательном порядке включает КТ мозга.

Не советует вам положить маму в больницу (в случае острых состояний рекомендует индивидуальный психиатрический пост) или сдать ее в интернат. Не выписывает сразу тяжелые психотики и нейролептики.

Предупреждает, что подобрать терапию это совсем не быстро, и предлагает запастись терпением.

Если вы нашли такого врача, держитесь за него обеими руками, такое везение случается не часто.

4. Найти сиделку

Если болезнь зашла так далеко, что мама может поставить электрический чайник на газовую плиту, значит пришла пора подумать о сиделке. Это самый уязвимый момент во всех смыслах.

Читайте также:  Чем нас могут заразить домашние животные – опасные зоонозы

Во-первых, не у всех есть на это деньги. У меня такая профессия (и не одна), что я могу брать много разных работ, включая «халтуры». Но есть люди, которые живут на зарплату без дополнительных возможностей заработать. Тут я не знаю, что посоветовать, к сожалению.

Одна моя знакомая предложила женщине-надомнице из Средней Азии комнату и питание в своей квартире в обмен на постоянное присутствие, пока она на работе. Но это случай. Одно могу сказать: ищите любые возможности заработать, это самая насущная необходимость в вашей жизни.

5. Как правильно выбрать сиделку? Как строить с ней отношения?

Если вы услышали, что сиделка обращается к маме на «ты» и есть другие признаки фамильярности, нужно расставаться. В этом случае вы не будете знать, как она разговаривает с мамой, пока вы на работе.

Вы должны быть предельно уважительны к человеку, который находится с мамой, никогда и никак не ущемлять достоинство человека, и требовать того же по отношению к маме, которая с какого-то момента не сможет адекватно рассказать, что было в ваше отсутствие.

Нужно постараться узнать, как человек привык отдыхать и отвлекаться (концерт, кино, прогулки по магазинам, визиты к родственникам) и обеспечивать эти возможности регулярно.

Самая главная обязанность сиделки, пока мама на своих ногах: разговаривать с мамой.

У нас была чудесная Ира, которая смотрела с мамой фильмы и обсуждала политические новости, что бы это ни значило.

Но главным человеком в эти годы была Людочка из Запорожья.

За время ее присутствия в доме мама даже частично восстановила память и большими периодами была спокойна: Людочка вступила с ней в настоящие взаимоотношения.

Она ею восхищалась, она на нее обижалась, выясняла с ней отношения, ссорилась и мирилась, в маминых жалобах на кого-то страстно принимала ее сторону или обстоятельно объясняла, почему она с мамой не согласна.

Людочка выплатила кредит за сына и уехала, это была настоящая беда. Она звонила нам не реже раза в неделю, и когда мама слегла и начала умирать, Людочка приехала из Запорожья и провела с нами все три месяца.

6. Что можно сделать, пока болезнь еще не вступила в свои права, но вы видите, что она подступает.

Помимо поиска правильного врача, подбора терапии (обязательно исключить корвалол и феназепам), сделать КТ и исключить бессимптомные множественные микроинсульты (наш случай)

Но главное: максимально «загружать реальностью», насколько возможно и упорно.

Не потворствовать бездействию. Просить помыть посуду, почистить картошку, погладить белье, что угодно. Не обижаться. Вовлекать в свои проблемы, рассказывать, просить сочувствия и совета.

Общаться тактильно – объятия, прикосновения, массаж любой, как получится. Пока возможно, настаивать на чтении и просмотре фильмов. Пока возможно, брать билеты в театр, в филармонию, в кино – продираться через отговорки, настаивать на своем.

И (теперь совсем главное), что нужно помнить всегда: даже если мама не помнит, кто она и кто ты, не помнит, в каком городе она живет и какой век на дворе, не заблуждайтесь: она если не понимает все, то все чувствует – и гораздо более обостренно, нежели здоровый человек.

И более всего чувствует свою болезнь, ПОНИМАЕТ, что не понимает, ПОНИМАЕТ, что не помнит. Это вообще самое мучительное.

Я не уверена, что болезнь развивалась бы по-другому, если бы я все это знала 20 с лишним лет назад. Но меня грызет вина, что она не причинила бы маме столько страданий, если бы мне не говорили, что «это не болезнь, а характер».

Потому что по-настоящему осознанно и правильно я действовала только последние пять лет, спасибо Леониду Яковлевичу, царствие ему небесное и вечная память.

UPD. Дописываю важное. Однажды к нам в гости приехал мой друг Рустам Хамдамов. Он знал маму с начала девяностых, когда долгое время прожил в нашем доме. Удивить его чем-то было трудно.

Он поболтал с мамой, прошелестел «а что такого, сумасшедшие все, а твоя мама на фоне кинематографистов самая здоровая», но строго попенял мне за то, что мама была днем в халате поверх ночной рубашки. «Она же красавицей была. И сейчас еще красавица. Из шкафа красивые кофточки достань, бусы достань, колечки, девочку какую-то вызывай на маникюр… Увидишь, она себя вспомнит, будет лучше».

Источник — Фейсбук Любови Аркус

Источник: https://www.pravmir.ru/dazhe-esli-mama-ne-pomnit-kto-ona-i-kto-tyi-i-kakoy-vek-na-dvore-ne-zabluzhdaytes-ona-vse-chuvstvuet-kak-pomoch-roditelyam-s-dementsiey/

У моей мамы деменция. не дай, бог, никому..

Я даже в кошмарном сне не могла представить, что такое может случиться с кем-то из моих близких. Тем более, с мамой. В детстве я немного побаивалась ее – мама не любила, когда ей прекословили, даже папа не спорил с ней. Она всегда была права. Даже если не права. Однажды в начальной школе я хотела сделать ей подарок к 8 марта и откладывала мелочь, что мне давали на обед. Накопила на косынку, а мама меня ударила – она думала, что я взяла у нее деньги – накануне у нее пропало несколько рублей. Потом она их нашла в кармане пальто, но не извинилась передо мной, а я даже боялась оправдываться, только плакала. Зато у мамы были «железные» нервы, она смотрела «ужастики» и ругала меня, когда я рыдала над душещипательным фильмом или книгой.

Позднее, когда у меня появилась своя семья, мама всегда удивлялась, если я просила прощения у своей дочери, обидев несправедливо ее. Тем не менее, мама была очень добрым человеком, могла отдать последнее нищим, помогала мне, поддерживала в трудные минуты.

И на работе ее уважали подчиненные. Да и с нами мама не всегда была строгой, просто она не любила инакомыслия, ей лучше было не возражать, что трудно получалось у меня, особенно в юности.

Помню, как-то после очередного спора я хлопнула дверью, выкрикнув: «Не дай, Бог, жить с тобой, когда ты будешь старой». Бог дал…

Никогда не думала, что первым уйдет папа. Он не жаловался на свое здоровье, берег маму, ухаживал, когда болела. В последние годы он сетовал, что она стала какой- то странной: придиралась по каждому пустяку, прятала свои вещи и подолгу искала их, а однажды сварила гречневую кашу с вермишелью и уверяла, что именно так готовят.

Как-то обвинила маленькую внучку, что она выдернула у нее всю морковь, хотя та не подходила к грядкам. Поначалу мы думали, что ее характер стал портиться с возрастом, но потом эти странности усилились. В день похорон трагически погибшего внука она спокойно собирала яблоки в саду. МРТ подтвердило наши опасения, что она больна.

Когда умер папа, она даже не плакала — не поняла, что случилось…

Вот уже 8 лет мама живет со мной. Сейчас мне уже легче. А в первые годы я думала, что сама сойду с ума. Мама спала днем, а ночью бродила, что-то передвигала, роняла, стучала в окна и двери, кого-то громко звала. Бывало, я до утра не могла сомкнуть глаз, никакие успокоительные не помогали.

Часто мама была агрессивной, особенно, когда я пыталась увести ее с прогулки домой. Я как раз переехала в новый район. Можно представить, что думали обо мне новые соседи, когда мама жаловалась, что она вообще ничего не ела, хотя мы только что обедали — она тут же все забывала.

Потом у нее появилась навязчивая мысль, что ее хотят убить, она стучала в окна, показывая жестами. Постепенно соседи поняли, что это болезнь, помогали найти ее, когда она убегала из дома, даже один раз среди ночи… Пришлось сменить замки и убирать все ключи, а также оконные ручки.

Как-то она включила газовую плиту, но не зажгла. К счастью, я вовремя пришла.

Теперь у мамы последняя стадия деменции, когда происходит полный распад личности. Она уже не может самостоятельно принимать пищу (в лучшем случае, руками), произносит лишь отдельные слоги, повторяя их по несколько раз.

Если я ухожу по делам, не знаю, что меня ждет дома – разбросанные горшки с цветами, спрятанная посуда под одеялом с едой, испачканные стены, завязанные в узлы шторы и одежда, разорванный в клочья памперс…

Ночью она спит, только громко лепечет во сне.

Таблетки не даю, после них она спала по двое суток и тяжело дышала, я боялась, что она умрет.

Порой сержусь на нее, когда она что-то натворит, но потом становится стыдно – это же мама, которая ничего не понимает.

Иногда у нее появляется осмысленный взгляд, она начинает плакать и креститься, хотя раньше я не видела, чтобы она молилась. Наоборот, подтрунивала надо мной, что я хожу по выходным в церковь.

Читаю высказывания экспертов о причинах возникновения деменции и…удивляюсь. Одни пишут, что в группе риска те, кто любит употреблять в пищу перец чили, другие утверждают, что дело в неподвижном образе жизни и неправильном питании, теперь вот появилась еще одна версия — о связи плохого зрения с деменцией.

Все это не относится к моей маме – она вообще не любила острые приправы, предпочитала натуральные продукты, пила козье молоко. Всегда ходила пешком и много трудилась на грядках — в огороде не было ни травинки. И зрение у нее до сих пор отличное, читала до болезни без очков. Кстати, у нее была огромная библиотека.

  • Недавно я прочла высказывание одного священника, который считает, что причина деменции — в НЕРАСКАЯННЫХ ГРЕХАХ.
  • Не имею права судить, но ведь действительно моя мама ни разу не раскаялась, в том, что не права.
  • Будьте здоровы и берегите своих близких!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b335e44b151b800aa2a167a/5d76b02598930900ae4837a7

У моей мамы деменция: история болезни

Мы уже писали о том, как принять одно из самых тяжелых последствий старости — потерю разума — и как ухаживать за родственниками, которые находятся в этом состоянии. Сегодня наша читательница рассказывает о том, как началась и развивается болезнь у ее мамы.

Начало

Маме — 79 лет. Манифестация болезни произошла в 2012 году, первые эпизоды начались годом раньше, она говорила: «К нам кто-то в квартиру заходит и вещи ворует».

Сначала я не реагировала: у нас были случаи, когда мы только-только переехали в новую квартиру — ключ оказался у неблагонадежного человека.

Мама настолько достоверно все объясняла и показывала, что я сама начала в это верить.

Потом я поменяла замки, установила вторую дверь. Когда я только установила вторую дверь, мама сразу начала менять в ней замки. Я уеду — она тут же вызывает мастеров.

Я спрашиваю: «Зачем?» Она отвечает: «А они уже ключи подобрали». Тогда я задумалась: может, старческий маразм, как мы все это говорим?.. А потом резко началась болезнь.

У мамы был бред ущерба, бред преследования, галлюцинации — обонятельные и визуальные

Я слышала, что такое бывает. Но когда сталкиваешься с этим впервые, поверить не можешь и во всей этой бредовой истории болезни ищешь какое-то рациональное зерно. Пытаешься объяснить себе: то, что видит мама, и что она чувствует, — есть. Ищешь этому подтверждение.

Я думаю, большинство из тех, кто сталкивается с деменцией впервые, если он не подготовлен, поначалу прячет голову в песок как страус. Осознание, что это болезнь, что с ней нужно не бороться, а как-то идти рядом с человеком, — пугает.

На тот момент единственный выход, который я видела, — обратиться в психоневрологическую больницу. Маму госпитализировали. Она, думаю, не понимала, что делала, когда подписывала согласие на госпитализацию. Она думала, что это просто подпись, что она присутствует у врача. Потом, конечно, обвиняла меня, очень сильно плакала. К счастью, врач помог, снял острое состояние.

Бред, конечно, остался. Мне объяснили, что в той или иной степени это на всю оставшуюся жизнь. Через какое-то время я увидела, что мама более или менее пришла в себя, и забрала ее из больницы.

Читайте также:  Узловатая эритема – как она выглядит и как её вылечить?

Развитие

Следующие два года были, наверное, самыми страшными в моей жизни.

Приступы периодически возвращались, мама не узнавала меня.

Она считала, что я какой-то нанятый человек, чтобы следить за ней, уничтожить ее. Каких только не было обвинений!

Смотреть на человека, который болен, — одно, но находиться рядом с больным человеком, у которого разрушена личность, от которого осталась только оболочка…

Ты узнаешь его физические черты, черты лица, но в глазах — муть, потусторонний мир; это твоя мама, но ты не знаешь, как к ней относиться.

Сначала, по большей части, ненавидишь. За что — не можешь даже объяснить. За то, что она себя так ведет, не слышит твоих объяснений. Ты сильно обижаешься на то, что она обвиняет, что ты у нее что-то украла, убила ее родственников, дочку… Не можешь достучаться, а пытаешься.

Пытаешься логически объяснить ее поступки, явления, которые она наблюдает.

У тебя ничего не получается, и ты злишься на свое бессилие, ненавидишь себя за то, что так себя ведешь.

Ненавидишь себя за то, что срываешься, начинаешь кричать. Не хватает терпения, нежности — и ты уже не понимаешь, что это твоя мама. Ты воспринимаешь ее как инопланетное существо, как нечто непонятное, вселившееся в тело мамы.

Ненавидишь за то, что твой уклад жизни, каким бы он ни был раньше, совершенно поменялся, — все встало с ног на голову, и ты не принадлежишь себе. Ты круглые сутки часа занят только этой ситуацией. Может быть, кто-то умеет абстрагироваться, сразу поставить все на свои места — я не из этих людей. Все это длится четыре года, и четыре года я не нахожу себе места.

«Я не приняла болезнь до конца»

Сейчас, конечно, я знакома с ней больше, чем четыре года назад. У мамы состояние умеренной деменции. Иногда она ведет себя неадекватно, но спокойно, без агрессии — но даже такие моменты сразу же выводят меня из равновесия. Я отторгаю эту ситуацию, я ее не хочу.

Эта болезнь начинает вытаскивать из тебя то, о чем ты не подозревал. Вроде бы ты сам себе знаком. Я, в частности, уже 46 лет знаю, чего от себя можно ожидать. Совершала какие-то геройские поступки в своей жизни, преодолевала себя — в хорошем смысле. И тут — вдруг обернулась к себе дикой, нецивилизованной стороной… Страшно, не узнаешь себя. Обвиняешь себя, что так относишься к маме.

Начинаешь думать, что ты моральный урод. Что все, что ты о себе думал, — ты нравственный человек, ты живешь по заповедям, нормам, требованиям морали, — неправда.

Начинаешь верить, что ведешь себя как фашист.

Это ломает. Парадокс. Самое главное — не сломаться. За четыре года маминой деградации я поняла: наверное, у 95 процентов тех, кто находится рядом с такими больными постоянно, не имея средств нанять сиделку или отправить в пансионат, уехать в отпуск, собственная личность деформируется. Доходит до того, что ты сам уже начинаешь понимать: тебе нужно к психологу, даже к психотерапевту.

Я обратилась к специалисту два месяца назад. Организм отказался функционировать. Ничего не болит — но я не могу встать. Ничего не болит — но я ничего не хочу, заморожена, заторможена.

У меня нет родственников, которые могут помочь, и особой финансовой подушки, чтобы что-то предпринимать, тоже нет. Я много лет не была в отпуске, а сейчас уже, собственно говоря, и нет такой возможности. Я не принадлежу себе. Веду жизнь 79-летней пенсионерки. Все подчинено маме — свободное время, личная жизнь, мысли, сон и так далее.

Очень здорово помогает общаться с людьми, у которых тоже болеют родственники.

На сайт для родственников пациентов с деменцией «Мемини» я попала в декабре, случайно, просто нашла в поиске. Я воспряла духом! Я поняла, что я не одна такая на свете.

Все, кому ты рассказываешь, относятся с пониманием, сочувствуют, но они далеки от этого, потому что не находятся внутри ситуации, не переживали, не проживали подобное. А там — люди, которые с этим живут, так же как и ты, и откровенно обсуждают проявления болезни.

Мы говорим не только о нравственном поведении родственников и ухаживающих, но и о практических сторонах. Пролежни, агрессивное поведение, лечение, поддерживающая терапия и так далее — все это мы тоже обсуждаем.

Это большая поддержка. Есть люди, которые присутствовали при последних часах своих дементных больных, один на один со смертью. Кто-то находил силы или, наоборот, от бессилия выходил на сайт, где находил поддержку хотя бы в переписке.

Лечение

Мама лечится в районной поликлинике. Врач к нам не ходит — сейчас у мамы более или менее нормальное состояние, я могу довести ее до больницы сама.

Гулять на улицу она тоже выходит, она не все время дома сидит. Я заставляю ее гулять в любую погоду, круглый год, потому что все другое время мама лежит. У нее один глаз слепой, она не может ничего делать — ни вязать, ни читать. Звуки телевизора раздражают. Все, что ей остается, — лежать одной и ждать, ждать меня.

Мама закрыта в квартире. Она постоянно ковыряется в своих непростых мыслях, а так как она дезориентирована, то пугается; ей кажется, что она сходит с ума; иногда она вообще не понимает, где находится. Я звоню ей в течение дня, научила ее, что она может позвонить мне, нажав единственную кнопку быстрого набора.

В самом начале болезни, когда была агрессия, приходилось где-то обманывать маму, вести в больницу под мнимым предлогом. В какой-то момент удалось переломить ситуацию.

Сейчас я — глава семьи, я для нее как мама. Иногда она называет меня мамой, — когда забывается — и слушается. Может взбрыкнуть — тогда я включаю чуток тоталитаризма: строгий голос, чуть повышенный командный тон. Пока слушается, что будет дальше, — не знаю.

«Я боюсь, что это может случиться со мной»

Когда мама была в больнице, мне некогда было заняться собой. Потом, когда у нее была длительная ремиссия, я пошла в больницу и сразу сдала все анализы, которые мне были известны.

https://www.youtube.com/watch?v=K9v5SyyREOc

Я тогда еще не знала, что есть специальный анализ, чтобы выявить начальную стадию деменции. Я прошла МРТ головного мозга, без направления, реоэнцефалограмму и УЗДГ, обошла специалистов.

Врачи сказали, что возрастные изменения есть, но анализы все такие, что они даже 30-летнему человеку больше подходят, чем мне.

Я активно занялась спортом, хотя физическая нагрузка у меня всегда была — танцы, плавание. Стала рисовать, вязать — чтобы заниматься мелкой моторикой, разгадываю кроссворды, сдала на водительские права. Непривычные мозгу занятия — отличная тренировка.

Сейчас страх не гнетущий, но он есть, я понимаю, что раз это было у мамы, значит, по наследственности это может передаться и мне. Но что будет, то будет. Оно не рядом с тобой идет, а где-то далеко, гипотетически. Как рак, например.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://health.mail.ru/news/u_moey_mamy_dementsiya/

10 ранних симптомов деменции, которые нельзя игнорировать

Деменцию часто путают с потерей памяти. Но забывчивость, даже в клинической стадии, — лишь один из симптомов старческого слабоумия. Мало того, не обязательный .

При деменции повреждаются или разрушаются клетки головного мозга. Причём поначалу в разных его частях . У кого-то первым делом действительно страдают области, связанные с хранением воспоминаний. В другом случае под ударом оказываются поведенческие функции. В третьем клеточное разрушение влияет на скорость мышления, способность разговаривать или ориентироваться в пространстве.

Чем дальше прогрессирует заболевание, тем больше областей мозга оно затрагивает. И не останавливается, пока не стирает полностью личность человека.

От старческого слабоумия сегодня страдают около 50 миллионов человек по всему миру. Ежегодно к этой цифре плюсуются новые 10 миллионов.

Видов деменции много — от всем известной болезни Альцгеймера до разнообразных сосудистых нарушений. Плохая новость — это не лечится. Но есть и хорошая: развитие слабоумия можно приостановить, а некоторые его симптомы сгладить почти до полного исчезновения. Главное — вовремя заметить.

Каковы ранние симптомы деменции

1. Сложности с поиском подходящего слова

«Вот вертится на языке, а вспомнить не могу!» — в таких ситуациях бывал почти каждый, даже молодой и полностью здоровый человек. Но одно дело, если эти случаи — разовые или нечастые, и совсем другое, если они начинают повторяться изо дня в день. Ухудшение способности подбирать слова — один из ранних и наиболее ярких признаков наступающей деменции.

2. Участившаяся забывчивость

Забывать, где лежат ключи или телефон, время от времени нормально. Но если человек начинает регулярно терять вещи, не может вспомнить, что съел на завтрак или о чём разговаривал вчера с коллегой, это свидетельствует о развивающихся когнитивных нарушениях.

3. Тревожность, мнительность

Наивный оптимизм — свойство юности. С возрастом все мы становимся немного циниками, пессимистами и перестаём верить в розовых пони. Это нормально.

Плохо, если ещё вчера жизнерадостный человек вдруг начинает не доверять людям и миру, искать во всём подвох.

«Хорошая скидка? Наверняка товар просрочен!», «Соседка угостила пирогом? Наверное, отравить меня хочет!», «Предложили взяться за новый проект? Только потому, что от него все нормальные люди отказались!»

Такие тревожность и мнительность, особенно если они проявились в характере достаточно резко, — тоже нехороший симптом.

4. Постоянные перепады настроения, депрессия

Повреждение клеток мозга может влиять на выработку важных гормонов, в том числе регулирующих настроение. У многих больных деменцией на самой начальной стадии заболевания наблюдалась депрессия.

5. Изменения личности

Неважно, в какую сторону они происходят. Возможно, вчерашний жизнерадостный экстраверт вдруг стал ворчливым. Или, наоборот, недавно застенчивый человек внезапно превратился в чересчур общительного. Любые перемены в характере, темпераменте, коммуникативности — настораживающий сигнал.

6. Нарушения ориентации во времени и пространстве

Регулярно не можете вспомнить, какое сегодня число либо день недели? Или вдруг обнаружили, что забыли короткую дорогу к автобусной остановке, не сообразите, где находится дверь в нужный кабинет, хотя бывали в нём не раз? Где-то ваш мозг сбоит. Стоит выяснить, где. И не опасно ли это.

7. Потеря интереса к хобби

Апатия, снижение интереса к занятиям, которыми вы увлекались много лет (будь то спорт, коллекционирование, бисероплетение), попытки избегать общения — даже с близкими друзьями — ещё один симптом подкрадывающейся деменции.

8. Бесцельность

Человек берёт сумку и уходит вроде бы в магазин, но возвращается без покупок. Бывает, бродит по дому или офису туда-сюда без видимой цели. Снова и снова задаёт одни и те же вопросы, хотя уже получал на них ответ. Такие поведенческие сложности говорят о потере способности к планированию и сосредоточению. Что тоже является нехорошим признаком.

9. Потеря способности следить за логикой разговора или многословность

Нарушения в работе мозга не дают человеку сфокусироваться на теме разговора. Он постоянно сбивается на посторонние вещи. Например, в беседе о пользе яблок может вдруг удариться в воспоминания, практически не связанные с основной фабулой: «Ой, какие я вкусные яблоки ел в деревне у прабабушки! У неё был огромный сад. А дом ей дед построил, всем бы таких мужей!»

Из-за утрачиваемой способности формулировать мысли чётко и коротко человеку приходится пускаться в пространные рассуждения. А в процессе он нередко забывает, о чём, собственно, хотел сказать.

10. Склонность постоянно перекладывать, прятать, накапливать предметы

Припрятать очки, чтобы «не потерялись», а затем полдня мучительно искать их по дому. Отказываться выбрасывать отслужившую своё технику или сломавшуюся мебель — «а вдруг пригодится». При прогрессирующей деменции подобные инциденты становятся всё более выраженными и регулярными.

Что делать, если заметили ранние симптомы деменции

Идеальный вариант — вспомнить (желательно даже записать) все тревожащие вас признаки и обратиться к терапевту или невропатологу.

Врач выслушает вас, расспросит об образе жизни, заглянет в личную карточку и, возможно, предложит пройти некоторые тесты.

Например, сдать анализы мочи и крови: на уровень сахара, гормоны щитовидной железы. Возможно, потребуется сделать кардиограмму или МРТ мозга.

Дело в том, что на состояние мозга влияют разные факторы: эндокринные нарушения, сбои в обмене веществ, анемия, дефицит витаминов, нарушения кровоснабжения, побочные эффекты от приёма лекарств. Прежде чем говорить о перспективах деменции, медик должен исключить эти состояния.

Если всё-таки ваши подозрения подтвердятся, специалист подскажет, что делать. При необходимости назначит препараты, которые смогут поддержать клетки мозга и защитить их от повреждений.

Кроме того, понадобится скорректировать образ жизни. Кстати, эти же мероприятия являются эффективной профилактикой деменции.

1. Больше двигайтесь

Физическая активность обеспечивает хорошее кровоснабжение мозга и помогает ему восстанавливаться. Больше гуляйте, катайтесь на велосипеде и старайтесь посвящать тренировкам хотя бы 150 минут в неделю.

2. Общайтесь

Даже через нежелание. Социальная активность необходима мозгу как воздух. Она помогает ему дольше сохранять молодость и здоровье.

3. Тренируйте мозг

Читайте, решайте головоломки и кроссворды, учите китайский язык, следите за новостями, старайтесь каждый день узнавать что-то новое.

4. Бросьте курить

Есть данные , что никотин может увеличить риск деменции и сосудистых заболеваний мозга. Особенно это касается тех, кто продолжает курить в возрасте после 45 лет.

Читайте также:  11 рисков мигрени для общего здоровья

5. Высыпайтесь

Обеспечьте себе не менее 7–8 часов качественного сна в сутки. Обязательно обратитесь за консультацией и помощью к терапевту, если у вас бессонница, вы храпите или подозреваете случаи апноэ.

6. Следите за рационом

Для здоровья мозга лучше всего подходит питание с высоким содержанием овощей, фруктов, рыбы, орехов, оливкового масла. Идеальна средиземноморская диета.

7. Не допускайте авитаминоза

Некоторые исследования показывают , что люди с низким уровнем витамина D в крови более склонны к развитию болезни Альцгеймера и других форм деменции. Также специалисты американской исследовательской организации Mayo Clinic рекомендуют внимательно контролировать уровень потребления витаминов группы В и С.

????????‍♀️????

Источник: https://Lifehacker.ru/demenciya/

Как общаться с близким человеком, у которого обнаружили деменцию Фрагмент книги Лены Андрев «Поговорим об уходе за тяжелобольным» — Meduza

В начале августа в издательстве «Олимп-Бизнес» выходит книга эксперта благотворительного фонда «Старость в радость» Лены Андрев — «Поговорим об уходе за тяжелобольным». Андрев рассказывает о том, как ухаживать за родными, которые почти не покидают кровать. В книге также есть рекомендации по уходу за людьми с сахарным диабетом, болезнью Паркинсона, переломом шейки бедра и другими заболеваниями и состояниями. С разрешения издательства «Медуза» публикует фрагмент, посвященный людям с деменцией.

https://www.youtube.com/watch?v=_JTOHJ6-0_I

Деменция — собирательный термин, обозначающий глубокие нарушения памяти и других интеллектуальных способностей.

Не существует универсального диагноза «деменция» — у каждого она возникает индивидуально вследствие какого-либо заболевания. Сама по себе деменция не является болезнью — это синдром, который проявляется в результате тяжелого расстройства нервной системы человека. Подобные расстройства возникают из-за органических поражений головного мозга.

Симптомы деменции накладываются на другие заболевания, которые провоцируют гибель клеток коры головного мозга; все это влияет на общую картину болезни. К таким заболеваниям относятся следующие:

  • Болезнь Альцгеймера (характеризуется снижением интеллектуальных способностей);
  • Деменция с тельцами Леви (нарушение движений и мышления);
  • Болезнь Пика (характеризуется деструкцией коры мозга);
  • Болезнь Паркинсона (нарушение двигательной активности);
  • Болезнь Хантингтона (генетическое заболевание нервной системы).

Ни болезнь Альцгеймера, ни деменция до конца не изучены, поэтому и нет медицинских способов их лечения. Для деменции характерно следующее:

  • Человек с деменцией не просто забывает ключи от квартиры, он забывает дорогу домой.
  • Не помнит имен и лиц своих друзей.
  • На более поздних стадиях не узнает даже своих детей, а совершенно незнакомых людей считает родными.
  • Не помнит текущих событий, забывает, что было вчера, но давнее прошлое на первых стадиях болезни помнит хорошо.
  • Становится все более и более зависимым от своих опекунов, не в состоянии самостоятельно заботиться о себе.

Что мы можем сделать в случаях, когда медицина бессильна:

  • Сохранять связь с человеком.
  • Интегрировать его в социум.
  • Продолжать любить его.
  • Сохранять зрительный контакт.
  • Обращать внимание на тактильные ощущения.
  • Следить за своим тоном и речью.
  • Использовать долговременную память.
  • Не допускать перегрузок и состояния безделья больного.
  • Серьезно относиться к его потребностям, говорить о них.
  • Совместно работать с врачами и членами семьи.
  • Учитывать биографию больного (то есть понимать, как его прошлое влияет на его теперешнее состояние и на развитие болезни).
  • Организовать для больного пространство и благоприятную атмосферу (например, обустроить комнату любимой мебелью, расставить старые фотографии, включать музыку молодости).

Как меняется жизнь больного и его близких

Важно помнить, что хотя и произошло изменение личности, но сама личность осталась. Теперь ваш близкий находится в состоянии, когда время остановилось, а жизнь продолжается; ему самому страшно — и он нуждается в поддержке.

Очень часто мы не понимаем своих близких с деменцией, мы ставим на них клеймо «другие» и постоянно хотим сделать их такими, как мы. На самом деле это происходит из-за нашей беспомощности и неумения общаться.

Пока мы не поймем их мир, мы ничего не сможем изменить — будем раздражаться, понапрасну тратить силы.

Если вы когда-нибудь днем засыпали, а проснувшись, не могли сразу определить, какой сегодня день, время (день/ночь) или свое местонахождение, то вам знакомо чувство дезориентации в пространстве и во времени. А теперь умножьте это явление в несколько раз и представьте, что оно сопровождает вас постоянно. Человек с деменцией находится в другом мире; важно понять, где именно он находится, и принять это.

Что переживают ухаживающие?

  • Беспомощность;
  • Стирание границы между долгом и самопожертвованием;
  • Переоценку своих возможностей — обещания всегда быть вместе;
  • Раздражительность, разочарование, непонимание, обиду и жалость;
  • Выгорание и ощущение потери личной жизни.

Все чувства и эмоции важны и естественны. Если вы позволили себе сорваться и вдруг наговорили лишнего, то не вините себя. Ваши всплески раздражительности тоже имеют основания.

Нас провоцирует непонимание: например, мы пришли уставшие, в шестой раз объяснили, что не нужно чего-то делать, но человек не слушается и повторяет свое действие снова и снова. Так возникло раздражение: вы начали ругаться, дети услышали и тоже закричали, муж отказался от ужина и пошел спать. Все мы не роботы, мы люди.

Если вы чувствуете, что очень устали, — придумайте себе отдых. Какой толк от вас как ухаживающего, если ваша собственная нервная система дает сбой? Не стесняйтесь принимать помощь со стороны, отдавайте ненадолго близких в специальные дома, чтобы привести себя в порядок, — и жизнь начнется заново.

Сядьте, успокойтесь, подумайте, что именно произошло. В чем вы оказались бессильны, где что-то не так организовали, где не рассчитали свои силы? Что можно изменить, как восстановиться, как сохранить ваше здоровье?

Агрессивное поведение

Представьте себе:

  • Вы дома один и хотите попасть в комнату детей, так как вам кажется, что там пожар, но дверь заперта и вы не можете спасти любимых людей.
  • Вы лежите в постели и не понимаете, где вы находитесь; вам хочется убежать, но вы привязаны и не можете встать.
  • Вы проснулись, а перед вами незнакомая женщина — она начинает вас раздевать, вы кричите, деретесь, но это ее не останавливает.
  • Вы обедаете в ресторане, и официант хочет вам засунуть в рот таблетки — вы сжимаете губы, но он продолжает пихать вам таблетки силой.

А теперь задумайтесь, отчего у больных появляется агрессия.

От нашего с вами неумения с ними общаться, понимать и принимать их мир, от нашего желания насильно вернуть их в свой. Например, если ваш близкий ищет маму, не напоминайте, что она умерла, не заставляйте его заново переживать эту потерю.

Или если ваша подопечная сидит и без конца мнет подушку, то поймите: в ее мире она месит тесто, чтобы приготовить для всей семьи к обеду лапшу, и переживает, что может не успеть. Если вы попытаетесь ей помешать, отнять подушку, то будете не подушку отбирать, а ужин у ее семьи.

Важно понимать, что все происходящее с точки зрения больного может выглядеть совсем по-другому: собственные действия и выражения для него имеют смысл. В свою очередь он не понимает, что говорят или делают другие люди, которые считают себя здоровыми.

Например, на последних стадиях развития деменции больному может быть непонятно, почему совершенно чужая с его точки зрения женщина утверждает, что она его дочь, и ходит по его квартире, как у себя дома. Такое поведение вызывает страх и защитные действия.

Агрессия, крик, стремление убежать, а также пассивное отстранение и депрессивное поведение вполне могут рассматриваться как попытка быть понятым, разобраться с незнакомой и пугающей ситуацией. Постарайтесь установить причины агрессивного поведения и действуйте в зависимости от этого.

Техника валидации

В 1980-е годы Наоми Фейл предложила методику валидации в общении с людьми, страдающими деменцией. Валидация — это признание потребностей и желаний другого человека для поддержания его достоинства, избавления его от страхов и чувства одиночества.

Принципы валидации

  • Никогда не перечить!
  • Ориентироваться на чувства и эмоции, а не на слова.
  • Беседовать тихо, спокойно, уважительно.
  • Задавать вопросы со словами «кто — что», «где — когда — как». Вопросы с «почему» требуют логического мышления, на которое не всегда способны люди с деменцией.
  • Разговаривать «глаза в глаза».
  • Давать время на обработку информации.
  • Придерживаться принципа «одно предложение = одна идея/мысль».
  • Использовать невербальное общение и подкреплять слова мимикой, жестами и интонацией.
  • Никогда не обманывать и не играть с больным.

Чего не надо делать?

  • Давать  — это может привести к падениям, снижению интеллектуальных навыков, потере независимости.
  • Привязывать, запирать, ограничивать больного — это провоцирует сомнения, страхи, переживания, вызывающее поведение.
  • Обвинять.
  • Наказывать.
  • Унижать.
  • Разговаривать с больным как с маленьким ребенком. Что бы прямо сейчас ни переживал человек в своей голове, он остается взрослым, со своим прошлым опытом, своей жизнью и историей. Уважайте его личность.

Что мы можем сделать?

  • Мысленно находиться в мире человека с деменцией и сопереживать ему. Выслушивать.
  • Стараться понимать и проговаривать его чувства.
  • Прерывать процедуры, если возникает сопротивление пациента, и возвращаться к ним позже.
  • Распознавать и различать страхи.
  • Вести беседы, искать пути, действовать, смеяться, шутить, играть.
  • Искать в биографии причины сегодняшнего поведения (война, потери, успехи).
  • Поддерживать и развивать больного, давать ему задания, вовлекать в деятельность.
  • Сопровождать больного при состояниях беспокойства.

Стратегии

  • Говорите на темы, которые близки вашему больному в настоящий момент (мама, семья, профессия).
  • Узнайте о важных для него вещах (точность, трудолюбие, честолюбие).
  • Хвалите его (даже за непонятные действия).
  • Отражайте поведение и эмоции.
  • Обращайте внимание на реакцию и на самого человека.
  • Слушайте больного даже с его нереальными, по вашему мнению, историями — ему надо «выговорить» свои эмоции.
  • Не пытайтесь опираться на его потерянные возможности (не просите мыслить логически); поймите — то, что уже утрачено, не вернуть.
  • Создайте общие ритуалы и действуйте вместе.
  • Принимайте ответ «Нет» (вербально и невербально).
  • Пойте, рассказывайте истории, употребляйте пословицы, поговорки.

Секс и вызывающее поведение при деменции

Человек с деменцией может проявлять сексуальное желание. Например, начать раздеваться на людях, не испытывая стыда. Не ругайте его за это, постарайтесь сменить тему разговора и подумайте, чем может быть вызвано такое поведение. Возможно, вы сегодня иначе выглядите и кого-то ему напомнили.

Самый интересный случай в моей практике был такой: женатый мужчина в хосписе постоянно ходил в комнату к другой женщине, и там они часто лежали в обнимку голые. Мы, сестринский персонал, переживали: вдруг его жена как-нибудь узнает? И однажды, когда она пришла, а муж был в комнате у другой женщины, мы решили завести с ней разговор об этом.

Она отреагировала спокойно, сказав: «Он мне никогда в жизни не изменял, я точно знаю. Он меня сейчас не узнает, значит, я не жена, он меня не боится. А к той женщине идет и думает, что это я. Здорово! Правда?» Вот такой у нее был уровень понимания. Конечно, психологи предупредили ее заранее о том, что такое бывает с людьми при деменции.

Человек с деменцией и семья

Если вы хотите ухаживать за своим родственником сами, обсудите свою идею с семьей. Это должно быть осознанное решение всех членов семьи. Нельзя принимать решение в одиночку, потому что необходимо подумать и о родных. Поговорите все вместе с врачом, чтобы он объяснил, как развивается заболевание и что будет происходить со всеми вами дальше.

Поскольку дети очень чувствительны к изменениям в поведении бабушек и дедушек, родители должны объяснять им, что такое деменция.

Скажите ребенку, что бабушка или дедушка будут так же сильно его любить, даже если забудут его имя. Из головы исчезают мысли, но остается большое сердце, в котором все чувства сохранены. Дети намного проще общаются с людьми с деменцией — видимо, потому, что еще не обременены стереотипами и правилами.

Принимайте помощь со стороны. Не прячьтесь от соседей, объясните им, что вы забираете к себе родственника с деменцией и вам потребуются их поддержка и понимание. Вы можете попросить у них помощи: «Если вы увидите, что мама вышла на улицу и заблудилась, пожалуйста, приведите ее домой». Договоритесь с соседкой — пусть посидит с мамой часок, когда вам нужно будет сходить в магазин.

Ваши силы не безграничны, без помощи вам не справиться.

Если вы все будете делать сами, то начнете быстро уставать, перестанете высыпаться, на работе не будете находить себе покоя, дети начнут хуже учиться, муж будет стараться задержаться на работе подольше или вовсе перестанет приходить домой.

Если вы не будете обращаться за посторонней помощью и не организуете личное пространство для каждого члена семьи, то, скорее всего, разрушите всю семью и будете впоследствии за это себя ругать.

Но если вы все правильно организуете и подарите близкому человеку любовь, он вам ответит своей любовью. Относитесь с пониманием к тому, что человек теперь живет в другом мире, а вы остались в своем.

Деменция — это не стыдно

Не стоит стыдиться деменции, ведь это заболевание. Допустим, у вашей мамы деменция. Попросите окружающих отнестись с пониманием к ее заболеванию. Возьмите ее за руку, идите гулять или в кафе.

Садитесь за столик, скажите официанту: «У моей мамы деменция. Мы сейчас будем обедать. Да, возможно, она будет двигать стулья, петь песни, несколько раз уронит хлеб. У нее такое заболевание, для нее это нормально».

Берите с собой табличку и открыто ставьте на стол:

Я ПРОШУ ВАШЕГО ПОНИМАНИЯ! У моего родственника деменция, и он ведет себя необычным образом.

Как определить, где лучше находиться человеку с деменцией — дома или в специальном учреждении?

Если вы не справляетесь, лучше отдать вашего близкого в специальное учреждение. Если вы поехали в отпуск — отдайте его на время. Почему мы боимся этих учреждений и говорим, что отдавать человека туда стыдно? Здесь нет ничего постыдного, ведь там работают специалисты. Если вы забрали маму из деревни, и она стала жить с вами в городе, то она уже в любом случае не дома.

В специальных учреждениях вы можете навещать своего близкого, забирать его на выходные. Так для него лучше, чем ситуация, когда все ушли, он весь день находится дома один, все разбросал, а вы пришли и отругали его за это.

Что если воспринимать дом престарелых не как наказание, а как курорт? Там собраны люди одного возраста, там кормят, ухаживают. Представьте, что не вы сдаете человека в дом престарелых, а он поехал в отпуск. Просто к этому нужно по-другому подходить.

Нельзя надеяться только на свои силы, постоянно их теряя. Вам необходим отдых; впрочем, если хорошо подумать, то вашему близкому тоже. Утомившись, вы легко можете не заметить, как перешагнете за рамки своих сил.

При нештатной ситуации в самолете взрослые сначала на себя маски должны надеть, а только потом — на детей. Задумайтесь над этим, ведь здесь ситуация очень похожая.

Источник: https://meduza.io/feature/2019/07/20/kak-obschatsya-s-blizkim-chelovekom-u-kotorogo-obnaruzhili-dementsiyu

Ссылка на основную публикацию